Дневник жены художника


Previous Entry Share Next Entry
Художник Павел Николаев. "Вселенная безмолвия".
pablo_noel
Оригинал взят у alsnum в Вселенная безмолвия
1394328_538966226180367_1579771352_n

 

…Тогда ты услышишь сокровенное имя
 Бога, что есть ни что иное, как
твое собственное правильное Имя
"Практическая магия"

Создал Господь по образу и подобию своему человека, но дитя его, с упоением погрузившееся в океан мелких бытовых проблем, о призвании своем как-то слишком быстро позабыло, заигравшись в Жизнь. Потом, слегка разобравшись с основными приемами управления миром, конечно, вспомнили, но – буквально. Объявили себя царями природы и начали командовать, на всю катушку используя знания по управлению миром. Иногда – правильно и разумно, но чаще – в угоду своим собственным страстям. И только малая часть детей Его не пошла за всеми. Остановились. Прислушались к самим себе. И поняли совсем простую истину – быть Богом – не значит управлять. Быть Богом - значит Творить, создавая свои миры и галактики – картины, романы, музыку и пьесы. Создавать уже по своему образу и подобию их население, вдыхать в него жизнь, следить за ней и переживать. Иногда – если мир получается неправильный и нелогичный – уничтожать, каждый раз – с болью в сердце и надеждой на то, что следующий мир будет лучше.

Настоящих Художников гораздо меньше, чем Обычных Людей. Мы пытаемся их понять, вглядываясь в картины, впитывая образы и размышляя над идеей. Ищем пути и подходы, останавливаясь, в конце концов, на двух – попытаться прочувствовать картины и расспросить самого Мастера. Чтобы стать, таким, как он. Чтобы стать сам собой. Секрет ведь в том, что на самом деле все мы по природе своей Творцы, просто одни из нас помнят об этом, а другие нет.

Итак, знакомьтесь, у нас в гостях – Павел Николаев, художник.

 

Из жизни настоящих художников
Мы все рождаемся творцами, просто одни из нас понимают свое призвание, с легкостью доказывают его окружающим и затем спокойно занимаются любимым делом всю оставшуюся жизнь, а другие, столкнувшись с массой бытовых проблем, вынуждены какое-то время (иногда оно затягивается на всю жизнь) заниматься чем угодно, кроме творчества. Павлу Николаеву повезло отчасти – призвание свое он ощутил еще в детстве, но у окружающих его любовь к рисованию особого восторга не вызвала. В советско-инженерную эпоху, когда маленький Паша появился на свет, вопреки его стремлению к творчеству, родители видели будущее сына совершенно иным – стабильным, уважаемым и с хорошим окладом. Естественно, ни первое, ни второе (обычно), ни третье для профессии художника в те времена было не свойственно. Поэтому в школьные годы рисовать хоть и не запрещали (чем бы дитя не тешилось…), но и особого восторга не испытывали. Рисовать разрешали только с условием, что он не будет забывать про остальные намного более «важные» с их точки зрения, предметы школьно программы – физику, алгебру, геометрию, биологию.IMG_0922

К огромному сожалению родителей, «пагубная страсть» к рисованию мальчику скорее мешала, чем помогала. И чем дальше, тем сильнее это ощущалось. Апофеозом стало решение Павла поступать после 9 класса в художественное училище, в котором, как известно, инженеров не готовили. Начались конфликты. Родители, искренне желавшие для своего ребенка счастья, ничего хорошего в карьере художника не видели. Ненормированный рабочий день, случайные гонорары и практически полное отсутствие карьерного роста – это было совсем не то, о чем они мечтали для своего сына. Как результат – категоричное требование выбрать себе «что-нибудь техническое». Никакие аргументы в пользу того, что «нравиться» или «призвание» не действовали. Не желая мириться с действительностью, юный художник решает сбежать из дома. И сбегает, правда, недалеко и не надолго. То ли злой рок вмешался, то ли судьба, но Павел достаточно серьезно повреждает ногу и ему не остается ничего иного, как вернуться домой, к родителям.
В конце концов, компромисс, конечно, был найден. Павлу разрешают поступить, правда, не в художественное училище, а в автомобильный техникум по специальности автодизайнер. Юный художник, уверенный в своем таланте, мечтал о том, чтобы помогать людям. К сожалению, автомобильный дизайн в отечественном автопроме – это была совсем не та область, где нужна была его помощь. Вернее, помощь-то, конечно, нужна, только вот дела до этого самого автопрома кроме Павла, похоже, никому было не нужно. Он понял – все его попытки тщетны, а эскизы дизайна – бессмысленны. Тратить жизнь на бесполезные вещи не хотелось.

Первый опыт борьбы с системой был горек, но полезен. Павел продолжает рисовать для себя, но, следуя воле родителей, уже не сопротивляясь, поступает в чисто технический вуз. 

Подходящие профессии для настоящих художников

Профессия инженера-биофизика Павлу нравилась. Работа (один из многочисленных «закрытых» НИИ) – тоже. Рассказывать о ней было нельзя, а заниматься - интересно. Экстрасенсы, ясновидящие, целители, маги и знахари всех мастей, гении и их произведения – вот неполный перечень «объектов», которые изучались здесь. Собственно сам Павел отвечал за техническую сторону вопросов, настраивал аппаратуру, фиксировал показатели, одновременно – вникал, запоминал, анализировал. Он узнал, что любой человек имеет свое биополе. И не только человек – все вокруг – животные, растения, камни. Особенно сильное биополе наблюдалось у произведений искусства. Заведующий лабораторией предлагает Павлу исследовать и его собственные картины. Как озарение приходит понимание того, что аура не только у картин есть, но она еще и способна воздействовать на ауры других людей. Она должна быть доброй.
Еще одно открытие – характер ауры картин зависит от материала, на котором они написаны. Разные картины (на холсте, на стекле, на металле, на дереве, на камне) по-разному воздействуют на людей. Разные материалы – разные виды энергии. Холодные металл и стекло. Такой разный камень – от холодного хрусталя до теплого нефрита. Удивительно теплое – дерево. Наши древние предки, похоже, прекрасно знали об этом, поэтому и использовали разные материалы для разных целей: из холодного металла делали оружие, из теплого нефрита – статуэтки домашних богов. А на удивительно теплом и энергетически емком дереве писали иконы, предварительно помолившись, что бы энергия, которую они запомнят, была максимально доброй.

Душа холста

У каждой картины, как и у человека, есть свое поле, своя аура. Единственное отличие – формируется это поле не высшими силами, а людьми, пусть и очень талантливыми. И от того, какую именно часть души ты вложишь в картину, зависит ее влияние на мир. Если это добрая, чистая энергия – картина будет нести добро. Если это злость – она будет разрушать смотрящего на нее. Если картина пишется вообще без чувств (что в последнее время встречается, к сожалению, все чаще и чаще) – она будет пустой: просто картинка, может быть, даже красивая, но ничего более. Картины, как и люди, могут быть бездушными.
IMG_2636-а
Самые совершенные среди произведений живописи, конечно, иконы. Это даже не живопись, по большому счету. Написанные на удивительно теплом и чрезвычайно информационно-емком дереве, они создаются не художником, нет – Самим Творцом который водит его кистью. Естественно, для того, чтобы достичь этого, иконописец должен достичь максимального раскрытия сознания – медитацией, молитвой, постом. Только после этого он может подключиться к Нему, поймать Его волну, да и то, если Он Сам этого захочет. Как итог - получается не картина – огромный по энергетическому потенциалу артефакт, который способен не только отдавать свой огромный по заряду позитив, но и воспринимать людскую энергию – молитвы, просьбы, мысли. Иконы – это не картины – это прямой телефон к Богу. Универсальная связь, доступная каждому, потому что дерево способно воспринимать любую энергию и передавать ее. С передачей энергии тоже все просто: иконы размещаются в церквях, которые изначально снабжены «прямой оптоволоконной линией». Вашу молитву обязательно услышат. Другое дело, как на нее среагируют, но этот вопрос, как вы понимаете, уже не к художникам.

С картинами намного проще, чем с иконами. Они, конечно, точно так же пишутся под вдохновение и несут отпечаток души создателя. Универсальности от них, тем не менее, не требуется. Картина не должна быть для всех. У нее есть своя энергетика, но подходит она не всем . Зато если уж подходит, то это и есть именно то, что нужно.

Капли наива для изощренного мира

Художник не выбирает ни стиль, ни сюжет. Они, как правило, приходят сами – свыше. К стилю готический наив Павел пришел не сразу. Путешествуя по Европе, в одном из музеев заметил удивительно простые, но такие добрые картины. Как озарение – понял: это его. Это именно то, что не хватает этому миру – искренности, чистоты и доброты. Есть все – самые современные краски и точные техники, способные научить рисовать практически любого. Жаль только, что одаренности ни один, даже самый искусный учебник не учит.

Готический наив стал открытием. Павел начал учиться выражать свою душу, как делали это средневековые художники. Простыми линиями. Теплыми красками. Незамысловатыми композициями. Но обязательно – по-доброму.

Постепенно, он и сам не заметил в какой точно момент, его жизнь полностью подчинилась новому увлечению.

Формула судьбы

На самом деле картины – это формулы судьбы и жизни. Естественно, для того, кому она подходит. Просчитать влияние картины на человека невозможно. Это не может сделать ни один художник, который на самом деле лишь водит кистью. Образы ему посылаются откуда-то свыше, причем иногда он и сам не понимает, для чего ему приходит тот или иной образ.

Картины не могут нравиться всем. У них есть своя собственная энергетика, своя частота. Если она совпадает с вибрацией человека – это его картина, если нет – он просто проходит мимо. Значит, ему нужно что-то иное – другая картина, другие песни, другие стихи. Если иконы – это «прямой телефон к Богу», то картины – это его письма, рассылаемые конкретным «адресатам» через конкретные «почтовые службы» - художников. За красивым конвертом – уникальный программный код. Чем развитее «операционная система» человека, тем многограннее его личность, тем больше совместимых с ней картин-программ, которые, взаимодействуя с информационным кодом личности, совершенствуют ее. Иногда, правда, встречаются картины, разрушающие личность. Картины – вирусы. Бороться с ними может только сама личность. С другой стороны, никто ведь не знает, может быть, именно эти грани личности как раз и нужно было разрушить.

Программа мира

Мир – это огромная программа. Бог – тоже программа. Ты задаешь свою команду-просьбу, загружаешь ее через молитву и ждешь ответ. Если просьба выполнена, значит, она соответствует твоему вектору развития, если нет, значит, это совершенно не то, что тебе нужно.

Мир подобен Интернету, просто одни об этом знают и легко пользуются возможностями глобального «информационного пространства», другие – нет, ограничиваясь своими пятью органами чувств. Именно это подключение и есть то, что мы называем «озарение».

Мир познавать интересно, так как слишком многогранен. Но то ли организм вообще устроен так, что отсекается все лишнее, все ненужные воздействия. Физически – мы не слышим радиоволны или шумы электрических токов. Духовные – те картины-программы, которые нам посылаются, или книги, или музыка, или стихи. Они появляются только тогда, когда они нам действительно нужны.

Судьба как фатум, работа как удовольствие

С каждым из нас происходит именно то, что должно произойти. Как мы не сопротивлялись, как бы не пытались изменить мир – бесполезно и, самое главное, незачем. Мир именно таков, какой он нам нужен сейчас. Жесток – значит, ты что-то делаешь не так. Безжалостен – срочно остановись и оглянись вокруг. Измени себя и мир измениться. Судьба сама посылает нам подсказки. Главное – это уметь их замечать.
IMG_0917

Юный художник паша Николаев очень хотел рисовать, причем рисовать профессионально. Но судьбе было зачем-то нужно, чтобы он стал инженером. Может быть, как раз для того, чтобы он познакомился со многими интересными людьми (экстрасенсами, учеными, целителями), может быть, что бы узнал об ауре, а, может быть, чтобы потом попал в Чернобыль и задержался там на целый месяц. Зачем? Тоже судьба – сначала не должен был ехать, но послали, потом должны были эвакуировать, но забыли. Наверное, это было зачем-то нужно. Возможно – как раз для того, чтобы понять, что работа в НИИ, конечно, штука интересная, но нужно, в конце концов, двигаться дальше. Павел увольняется из института и становиться свободным художником. Как подтверждение выбора – неожиданно разрешают выезд из страны, что в те времена было более чем странно, учитывая засекреченность его предыдущего места работы. Начинает участвовать в выставках, рисует для себя и для других. Его работы нравятся, его творчеством интересуются, его картины привносят в наш жестокий безумный мир чуточку добра и света.

***

Работа, которую мы выбираем, неслучайна. И как бы не сопротивлялись мы, как бы не пытались наши близкие изменить нас и предопределить нашу судьбу, это невозможно. Художник, даже если он по профессии инженер, все равно станет художником, а писатель- писатель, даже если он учился на бухгалтера. Поэтому, наверное, сейчас так много художников, писателей, артистов, которые по профессии инженеры, летчики, врачи. К сожалению, точно так же много талантливых менеджеров и среди художников. Их талант – в совершенно иной области, просто они так и не смогли это понять. 





Огромное спасибо Алле Шильман за эту статью, которая была опубликована в журнале "Модерн" в 2007 году, но не потеряла своей актуальности.

В статье есть несущественные биографические неточности. Например, то , что Павел хотел поступать в худ. училище после 8-го класса, а не после 9-го, как написано, или то, что в итоге поступил не в автомобильный техникум на автодизайн (слова тогда такого не знали), а на самом деле в автомеханический на факультет обработка металлов давлением... Но это сути статьи не меняет.

  • 1
да, собственно, не за что ))

  • 1
?

Log in